Jump to Navigation

Александр Дмитриевский, собкор газеты "Донецкий Кряж", 2010 г.

Аватар пользователя ilol

С городом Дебальцево связано многое в моей жизни. Возле дворца культуры похоронен мой дед Георгий Попов, человек талантливый, одержимый идеями революции, он и похоронен, как её герой возле ДК машиностроительного завода под большим общим памятником героям Донбасса. Работал он много, был и директором железнодорожной больницы,ещё железнодорожную газету "Кривошип " выпускал, был корреспондентом  "Правды".

Во время Великой Отечественной годы войны мой отец, тогда старший лейтенант  Сергей Гапеев, защищал этот город, и познакомился с мамой моей – Людмилой Поповой - в Чернухино, неподалёку от Дебальцево. Там жили мои прадеды – казаки запорожские и донские: Грачевы и Афонины. Там они и сегодня живут – я в мае побывала и в Чернухино, и в Дебальцево.

В Дебальцево я училась в седьмом классе (когда жила у бабушки, Елены Поповой ), и меня приняли в комсомол на год раньше, чем положено по уставу в 13, а не 14  лет – очень была активна. Комсомольский билет хранила, и только недавно отдала его в архив ЦГАЛИ вместе с другими писательскими документами:решила, что отныне я возраст отменяю, буду считать себя «вечно молодой», то есть – позволять себе всякие вольности. Например — «сыграть в ящик» документально, до того, как это произойдёт в реальности.

Очень странное ощущение — прикоснуться к вечности таким необычным способом: жить и здесь, и уже — там: «Я живу вдоль светящейся линии, я для всех уже мир невидимый».

Когда-то я сама работала в историческом архиве Одессы и знаю, насколько важна работа по комплектации личных фондов, это работа на Историю, для Истории. Научный сотрудник архива, собирающий  документы – человек, провожающий тебя в жизнь уже по - за твоей конкретной живой жизнью расположенную, как бы  проводник в«навсегда» — страшновато, ты-то еще жив.…

У меня появился еще один мой пожизненный собеседник, а таких людей я считаю одними из самых ценных для себя, они помогают мне жить  вне времени, уже как бы  всегда – меня эта мысль улыбнула.

·      - Ольга Сергеевна, насколько активно Вы поддерживаете сейчас литературные связи с Украиной?

·      - Да для меня литературные связи Украины с Россией и не прерывались, мы живём и работаем в поле общей культуры. Осенью  мы  с писателями Андреем Пустогаровым и Михаилом Роммом задумали провести литературный фестиваль «Украинский мотив», а в июле прошел в Одессе Международный литературный фестиваль, организованный совместно российским журналом «Октябрь» и литературным музеем Одессы.  Двадцать четвертого  августа – уезжаю на литературный фестиваль «Славянские традиции» в Крыму, там же проходит в сентябре «Волошинский фестиваль», то есть разговоры о том, что в России перестали интересоваться украинской литературой, сильно преувеличены. Уже печатается тираж первого номера толстого литературного  журнала  "Южное сияние" в Одессе, и много еще есть чего сказать по теме. И я бы заметила,что в России сегодня стали интересоваться гораздо больше украинскими писателями, пишущими на русском языке. И мне лично это нравится. Литература в принципе объединяет людей, а не наоборот, задача у нее объединительная, а украинская и русская литературы имеют единую корневую систему.

Еще есть  единое поле мировой литературы, и славянский литературный букет я бы не разбирала наотдельные составляющие. Ибо литература гражданка не отдельного государства, но –  общего Мира людей.

И если мы в каких-то моментах не дотягиваем до её мирового уровня, то имеем дело не с «нетленкой», а с созданием сиюминутных вещей, обслуживающих социум, вроде «Окон Роста».

Я не люблю, когда активничают службисты, стремящиеся перепрофилировать литературу в сферу обслуживания, вроде парикмахеров или официантов. По мне -  это неправильное отношение к искусству.

Да, я за «чистое искусство» - но гражданскую лирику люблю, когда и если она лирика, а не социальная агитка икомпостер для революционизированных мозгов.

·      - Часто ли в современной России литература используется для решения однодневных задач?

·      - А власти только тем и занимаются (когда занимаются культурой), что пытаются  приспособить для решения задач сиюминутных и прагматичных.

Вечность и общность Мира Миров начальников над жизнями  не интересует. Яне люблю определение «актуальное искусство», «актуальная литература», и когда слышу выражение «актуальщики», начинаю цыкать зубом (помните замечательный момент у Стругацких в «Понедельник начинается в субботу – договор «зубом не цыкать»)?!

Большим спросом пользуется у читателей и слушателей  "актуальная поэзия", отличающаяся социальной ангажированностью, вкусовой свободой, словесной  раскованностью на грани расхристанности, скандальностью, протестной позицией автора. Такая поэзия очень нравится молодёжи и либерально настроенной интеллигенции, Михаил Ефремов читает именно такие тексты Дмитрия Быкова на радио "Эхо Москвы" – очень популярные тексты. А я  их слушать не люблю.

За сознательную эксплуатацию уличного сленга вместо чистой русской  речи. А не надо писать стихи теми словами, которыми чай приглашают пить, а тем более  теми, чтона заборах пишут. Может быть, со мной станут спорить – мол, если художественно послать на… то есть применить сакральные слова, то все нормально! - (сакральные – пожалуйста, а вот ругательски - плохие, ушедшие от задачи своей сакральной – не надо, но это, как говорил  один из моих учителей - «мое личное собачье мнение»).

·      Не буду говорить по поводу поэтических имён: это сильные авторы с хорошими языковыми данными, но тот язык, который они мне предлагают (я что, не знаю его? тоже знаю), но  - вводить в текст  не хочу. А ведь его и вводить нет надобности в тело текста, он настолько агрессивен, что«гонишь в двери, влезает в окно» сам! И появляется  литература прогибающихся и кокетничающих дурным словом  писателей перед агрессивной и ждущей «хлеба и зрелищ» толпой, «типа» разучившейся говорить и, «блин» понимать  язык без этих самых «типа  блинов»…

·      Вот и пекут мастера слова  блины -  тексты для бедных, не наученных  понимать поэтический язык в принципе. И я не люблю слушать ни перлы, что выдает украинский мастера слова  Лесь Подервянский, ни находки в стихотворных текстах мастера русской речи - Дмитрия Быкова. Художественный уровень от этого не выигрывает. А социальные задачи– да. Выполняются. Кто что выбирает. И – каждый выбирает по  себе.

А проблема в связи с "актуальной литературой" ещё и в том, что писатель не  должен  прогибаться ни под какую власть, это прямое противопоказание для писателя… иначе вообще разойдётся с литературным  языком, а это уже непоправимо и для писателя и для читателя.

·      - Сто лет тому назад подобную роль в культурной жизни играли шансонье, о творчестве которых говорили: "Утром в газете, вечером в куплете..."

·       - В принципе актуальная поэзия делает то же, она хочет к себе активного внимания и потому  не очень разборчива в способах его приобретения и накопления. Сказать, что это мне вовсе неинтересно будет неправильно: я историк по образованию, понимаю причины появления этого явления, и даже сама испытываю в этом какую-то болезненную  потребность – это зависимость от эфира,и с этой зависимостью бороться сложно. Но необходимо.

Я люблю  гражданскую лирику – но чтобы её писать –можно и нужно найти иные слова, чем уличные «типа блины». И только, когда срываюсь, не справляюсь с эмоциями и переживаниями, только тогда у меня тоже появляется язык, против которого я бунтую.

·      - Почему?

·      - Язык — живое существо, мы общаемся друг с другом как живые существа, тоесть тем языком, что  в нас живет, а мы в нем, живём. И благодаря ему – люди.

·      «Слова даны нам только для того,

·      чтобы один  не понимал другого.

·      О, беззащитность в ожиданьи слова!

·      Слова даны нам только для того,

·      чтобы один не покидал другого»

·       Я к процессу взаимоотношения языка и человеческого в человеке  отношусь с интересом, это окружающая реальность, от которой не спрячешься. Но её можно убивать – что и наблюдаю.

Я лично не хочу, чтобы меня формировал язык, которым позволяют себе изъясняться писатели-удоды. Я не хочу сама им стать или приложить свое слово к появлению стаи читающих удодов.… Чтоб не сказать резче. Не хочу жить в такой среде, которая будет формировать меня с помощью уже опущенного языка: язык делает человека человеком, не зря в советские годы, язык и литература преподавались с первого класса по выпускной.

А сейчас иное. И если будет плохой язык, то он будет делать плохих людей. Что и наблюдаем, удивляясь. А удивляться  не надо, надо – не допускать, чтобы власть манипулировала людьми с помощью «Аншлага», к примеру, или «Эха Москвы», то есть  следует  развивать вкусовые сосочки языка – как гурманы развивают вкус, посещая рестораны. Так и хочется сказать «блин»! - вот, очень наглядно.

А поэзии задача – вочеловечивать.… И обходиться без манипуляторов и манипулируемых. Поэтому заметила, что  агрессивно отношусь к тем, кто девальвирует слово. А себя, схватив за руку, то есть за язык, «наказываю чтением» классиков– в обязательном порядке два часа  перед сном – у Платонова такой язык, что горло к утру болит, словно лезвий наглоталась.… А после чтения Бунина, или Тургенева – собственный языкстановится плавным, чистым и молчаливым… и хочется  «Поэзию молчанием продлить. Я и без словсумею говорить».

·      - В каком состоянии сейчас находятся литературные журналы?

·       - Они издаются, более того, их становится всё больше и больше: "толстые" литературные журналы — русская традиция. В большинстве своём они сейчас выживают на энтузиазме своих редакторов и редакционных коллективов, это специалисты - подвижники. На них давит дурная бесконечность системы -  и это сложный и тяжелый процесс, не известно, чем это  еще кончится для культуры.

Но предположить можно – ничем хорошим. Литераторы перестали быть профессионалами – они не получают за свой труд  достойной зарплаты.  Да большинство никакой неполучает, то есть – любители. Я вот – любитель, у меня нет зарплаты. Нет гонораров. И я свои книги не продаю – дарю. Это хорошо ил плохо? Это неправильно. 

Но беда в том, что журналы в силу печальных социально-культурных обстоятельств существуют как бы  клубно, закапсулированно, практически ограничиваясь своим авторским кругом, теряя тиражи и гонорары. Но – поддерживая писателей. Не могут материально – поддерживают психологически, а это «не валяется».

Однако, на крупном политико-культурологическом сайте "Русский Журнал" в российском Интернете, есть виртуальный «Журнальный Зал», собирающий на своих «этажерках» — как старые "толстые" журналы, которые мы раньше выписывали, так и появляющиеся новые,которые подписок и не знали. Но у меня есть подозрение, что читателям не нужны журналы в таком  большом количестве, им некогда читать даже отдельно взятые книги.

Это писателям нужны журналы – и эта мысль меня тоже горько  улыбнула. Неслучайно в самой литературе набирает силу короткое слово активнее, чем это было в прошлые времена (я о прошлых веках) — короткий рассказ, короткий роман: люди заняты зарабатыванием денег. Зато у них возникает желание самим писать, поскольку  эпистолярный жанр – я думала, умер, но нет,он  трансформировался.… И пишет народ наш,перестав быть активным читателем – пишет  языком, существующем в деформированном виде, использующимся для SMS- сообщений и переписки в сети Internet.

Во Всемирной Паутине есть даже любители, которые проникают в тело готового чужого  произведения и по-своему расставляют акценты,становясь явочным порядком соавторами. Жуткое явление.

Когда я обнаружила в своем тексте  чужоё присутствие, поняла: каждого первого автора надо спасать, и это возможно только при помощи «бумажной» литературы.

Я спросила у коллег, встречались ли они с новым феноменом внедрения в твой текст чужака? Да. Встречались – как и с прямым воровством текста – когда твой текст фрагментами подселяют в тело чужого произведения. На электронных носителях текстом можно  легко манипулировать. И поэтому тоже - книга не должна уходить из книжных шкафов.

·      - Интересная ситуация получается: литература сворачивается, а телевизионные сериалы раздуваются...

·      - Эта проблема связана с агрессивными явлениями социума: идёт сознательное в государственном масштабе оболванивание граждан. Та именно ситуация, когда из культуры  делают служанку социума, тем самым искусство адаптируя для домохозяек и читателей сэмэсок.

·      Но сейчас появилась (да никуда и не исчезала) небольшая группа читателей, интересующихся произведениями, поднимающими психологические и философские проблемы, а не только  глотающих романы в мягких обложках – весь этот ширпотреб, от которого у нормального человека, отличающего«Бабеля от Бебеля» почесуха аллергическая. Люди,  получившие хорошее образование, тяжело выживают в среде оскудения литературных интересов.

·       Слава Богу. Книг  пока есть, и много, как говорят в Одессе. Их так много, что в дом   продвинутые юзеры книги уже  не заносят – пользуясь электронной  заменой. Вот это меня пугает. Наверное, как наших бабушек и дедушек пугало появление телевизоров, оттеснивших кинотеатры и,собственно, кино.

·      - Вы были знакомы с Анной Яблонской,недавно погибшей в аэропорту "Домодедово" от рук террористов...

·      - Она запомнилась юной, талантливой, любопытной и во всё вникающей. На мой взгляд, драматургия ей удавалась больше, чем поэзия: у неё был особый наклон слуха и угол зрения, интерес к психологии и диалогу,к  живому разговорному языку. Иона любила театр. Как пишущему стихи человеку ей было свойственно предвидение, она предчувствовала скорый уход к большинству: известно, что она написала  в своем блоге в ЖЖ  - за месяц до взрыва в Домодедово. Все читали.

·      - Вы сказали, что поэзия может предвидеть будущее...

·      - И не только: она ещё и моделирует его. По себе знаю, многое написанное до тридцати лет отслеживала - потом проживая. Но скорректировать ничего не получилось. Написанное – прожила. Мы все носим в себе свои  счастья и трагедии и – и иногда,доживая до них, понимаем задним умом – знали, как оно будет. Чувствовали. Но не понимали, не прочитывали знаков.

А жизнь всегда знаки подает – вот писатель этим  и отличаем от не писателя  – у него статистика наблюдений. В прозе это выражено меньше, а в стихах — более точные попадания: поэт входит в какое-то особое состояние, и начинает воспринимать то, до чего не может дотянуться памятью, чего ещё не было, основываясь на том, что было.

Ведь простой человек ради удобства структурирует время на прошлое настоящее и будущее, а поэт этого не делает: он живёт во "Всегда" и, в силу своей трудовой занятости, попадает в сферу, мало поддающуюся рациональному объяснению.

Говорят философы, что поэтическое творчество ближе к Богу, чем молитвенное состояние. Думаю, есть резон в таком понимании.

·      - В одном из Ваших стихотворений есть такие строки: "Предчувствую глухие годы бед и тишину, в которой мира нет»". С чем связан такой пессимизм...

·      - С тем, что яне оптимист: мы попали в исторически интересную, но сложную полосу времени, смены  формаций и переход из века в век… и потом, классика обобщения: «Нет ничего настолько плохого, чтобы его нельзя было ухудшить». 

А это во все исторические времена случается с разными народами. Сейчас случилось с нами. К оптимистам отношусь скептически: считаю, что они обманывают себя и этим оказывают медвежью услугу своему периоду времени.

Людям хочется, чтобы их обнадёживали, но надежды хороши быстрым исполнением, иначе ситуации затягиваются и переходят в категорию безнадёжных.

Хороший пример – существование нашей  социальной системы –  этой дурной бесконечности, грибницы,проросшей всех поголовно. Племя пессимистов растёт, и это очень плохой показатель для человечества,для вечности, если люди настроены на убывание надежд.

Но я бы не ставила знак равенства между пессимизмом и реализмом: пессимист всегда может горько отшутиться, а реалист — нет.Реалист станет страдать и агрессивничать.

·      - И всё-таки, хочется завершить беседу на светлой ноте. Что пожелаете нашим читателям?

·      - Как пессимист– пожелаю оптимистично смотреть в завтрашний день, найти свою экологическую нишу, своё дело, которое будет важным, прежде всего  для себя любимого. То - есть быть разумнымэгоистом и - начинать любить  ближнего –с  себя. Иначе не понятно, как это делать с ближними.

А начальникам большим и поменьше – читать  побольше писателей своих районов-регионов,может  что-то полезное для жизни, хотящей жить, а не выживать, вычитают  (да хотя бы из чувства самосохранения читали!) – ведь писатели, как правило, хорошие аналитики. Я бы им, писателям,  будь я губернатором или президентом, доплачивала за эту их писательскую трудовую особенность.

Я "Предчувствую глухие годы бед. И тишину, в которой мира нет", потому  всем пожелала бы мира.



Дебальцево - Москва, 2010.

Комментарии

Аватар пользователя ilol

...в который раз удивляюсь, что проживала события до того, как они начинали происходить - и в своих предчувствиях видела картинки будущих событий. Вслушиваюсь в  ночную тишину  после новостных шумов российского телевидения и   вот картинка: 

"Уже опять к границам сизым
составы тайные идут. 
И коммунизм опять так близок, 
как в девятнадцатом году".
... Я не хочу возвращения в прошлое.

...Разговор состоялся с Александром Дмитриевским в 2010 году, журналист приехал ко мне в Москву и мы долго общались, а сейчас я, вспоминая наш разговор, перечитала его материал, и ужаснулась своему ответу в конце интервью - ведь я тогда уже чувствовала "глухие годы бед и тишину, в которой мира нет". 
Сегодня 2015 - и разрушено моё Дебальцево, и дом бабушки обгорел и запёкся, и стоит без стёкол  когда-то глазастая школа № 5, я училась там в 7 классе, а рядом был Дом культуры, там  - музей , где лежали документы  деда и отца, мой пионерский галстук и характеристика - рекомендация для поступления в комсомол досрочно,мне не исполнилось тогда ещё положенных 14 лет... Все, больше ничего нет - Дом культуры разметало минометным обстрелом и он сгорел, и могила деда взорвана прямым попаданием мины, и идет война на Донбассе, в которой уже многие погибли, и погиб мой родственник из Чернухино, освобождая город Счастье - 23-летний Андрей Афонин, солдат украинской армии. 
Там, в родном нашей семье селе Чернухино, в 1942 г. стоял отцовский артиллерийский полк,  папа защищал Донбасс от фашистских захватчиков. И там, в Чернухино, есть Аллея Славы, где похоронены жители Чернухино, мои родичи, сражавшиеся с фашистами - Афонины и Грачевы, их там лежит более ста человек, к ним и Андрея Афонина дохоронят, думаю (я не знаю, где сейчас могила Андрея).
Героям Слава!

 



Main menu 2

Article | by Dr. Radut