Jump to Navigation

Враг

Однажды он окликнул меня, но имя прозвучало как не ко мне обращенное. И я поняла, что появилась соперница. Тезка.

Не стоило большого труда выяснить все, что в таких случаях выясняют жены. Но я огорчилась, что перестройка уже случилась, Советский Союз прекратился и прекратились партийные организации вместе с парторгами.

В моих переживаниях недоставало именно парторга. Уж ему б я порассказала, какая она стерва, эта моя тезка! Какая она сука недо.....ая. Конечно, недо-, иначе зачем ей мой муж понадобился?

Ну, сделала я все так, как знатоки бабских дел предписывают. Изменила прическу, тряпки-шмотки под нее носить стала, чтобы, значит, в образ, милый его сердцу, войти... Одно мешало - имя наше общее. Он ко мне обращается - а я думаю, ее вспомнил. Ну и скандал.

А он даже не оправдывается.

Первое время я держалась, улыбалась иронично, подшучивала, но вести игру по любовным правилам не сумела. Все, что не надо, ему сказала. Особенно про парторга. Что вот жаль мне, они-то понимали в изменах, им ясно было, что от измены жене до измены родине рукой подать!

А он изумился и говорит:

- Неужели пошла бы к парторгу?

Даже вроде восхитился.

- Пошла бы, - отвечаю, - но, поскольку долбаная эта перестройка парторгов похерила, осталось вести борьбу доморощенными способами. Ведь твоя блядь - враг мой наипервейший!

- Почему она, а не я?

- Потому что с тобой я выбрала жить. А ее мне победить нужно. И я это сделаю.

- Не трогай ты ее, - болезненно морщится. - Не хочу скандала.

- А ее хочешь?

- А тебя все к скандалу тянет!

- Ну, так я ее уничтожу. Без скандала.

- Ты что же, любишь меня? - с любопытством спрашивает. - Но если любишь, то ведь ты счастливый человек? Любить важнее... Ладно, - разрешает вдруг, - борись, только цивилизованно. Мне даже интересно, как у вас получится...

- Как - неважно, важно победить.

- Мне важно, - говорит, - важно, как ты побеждать будешь. И не матерись, - раздражается. - Вы что, уже общались?

Он эстет, не переносит некрасивого.

Стала я размышлять о любви и ревности - литературно, чтобы организовать свои неуправляемые эмоции. Стала в литературной форме выдвигать ей свои аргументы, но что ей они, когда она с девяти утра до шести ежедневно в своих Аргументах и Фактах разобраться не может, путая личное с производственным!

Не получилось у нас с ней красиво. Стоит представить, как она спешит на свидание в "Россию", в номер, ею же для свидания заказанный, в синем модном пальто, а в сумочке розовый халатик несет, и как потом гарцует, наездница, сомлевая, - из меня слова нелитературные на истерических модуляциях рвутся. И никакого понимания, что у них любовь и что это свято... У них роман, а мне на заборе губной помадой хочется слово то самое написать - рядом с именем ее и телефоном рабочим. Или все колготки в ее шкафу порезать!

Да я... я за Жириновского голосовать готова, если, конечно, он парторгов вернет. И Советский Союз.

И вот я вижу: сидят они, парторги, заявления разбирают. Мое - о том, что измена, и ее - что поматросил и бросил.

И что вы думаете? Очнулась от переживаний, а Жириновский и его партия - прошли. Значит, будет кому правду жизни поганой доносить и кому доносами заниматься. И бывший Союз восстанавливать.

И только она - враг - виновата в этом будет. Только она!



Main menu 2

Article | by Dr. Radut